12 мая 2017 года – отчет о заседании научного кружка по гражданскому праву, части первой

12 мая 2017 года состоялось заседание научного кружка по гражданскому праву, части первой под руководством кандидата юридических наук, доцента Салей Елены Анатольевны и кандидата юридических наук, доцента Ландо Дарьи Дмитриевны.

Кружок Гражданское право, часть первая. Юрфак БГУ. 2017.Увеличить.Модераторами заседания выступили Авдеева Татьяна Владимировна и Ландо Дарья Дмитриевна.

Тема заседания: «Обеспечение исполнения обязательств».

На заседании были заслушаны доклады и презентация, подготовленные студентками 2 курса – Круголь Ульяной (6 группа), Синельниковой Анастасией (6 группа) и Волосевич Полиной (8 группа).

Модераторами дискуссии в рамках проблемы о допустимости использования задатка в обеспечение исполнения предварительного договора выступили студентки 2 курса 8 группы Алёна Поторская и Юлия Тиунчик.


Первыми с докладом на тему «Понятие и признаки обеспечительных обязательств» выступили Круголь Ульяна и Синельникова Анастасия.

Докладчиками было отмечено, что если несколько тысяч лет назад кредитор мог воздействовать на должника лично в целях понудить его к исполнению обязательства, то в настоящее время это невозможно, поэтому кредитор нуждается в определенных правовых средствах, которые гарантировали бы ему достижение интереса из договора. В рамках гражданского права издавна существует институт, именуемый обеспечением исполнения обязательств. Под способами обеспечения понимаются механизмы, при помощи которых вера кредитора в то, что должник исполнит обязательства, усиливается.

Не был обойдён вниманием в докладе вопрос развития института обеспечения исполнения обязательств в отечественном праве, прошедший несколько этапов:

1) ГК 1922 г., в котором самостоятельного института обеспечения исполнения обязательств не выделялось. В нем предусматривались такие обеспечительные меры как поручительство, залог, неустойка и задаток.

2) ГК 1964 г. предусматривал возможность выбора сторонами способов обеспечения исполнения обязательств из закрепленного закрытого перечня.

3) ГК 1998 г., особенностью которого явилось отступление законодателя от принципа императивного регулирования способов обеспечения обязательства.

Главой 23 ГК Республики Беларусь установлен перечень способов обеспечения исполнения обязательства (неустойка, залог, удержание, поручительство, гарантия, банковская гарантия и задаток), который является открытым. Согласно п. 1 ст. 310 ГК исполнение обязательств может обеспечиваться «...другими способами, предусмотренными законодательством или договором».

Кружок Гражданское право, часть первая. Юрфак БГУ. 2017.Увеличить. Было отмечено, что хотя перечень способов обеспечения исполнения обязательств в настоящее время открыт, в законе отсутствует легальная дефиниция понятия «способ обеспечения исполнения обязательств».

В литературе обращается внимание на следующие функции, присущие способам обеспечения исполнения обязательств:

- стимулирующая, которая призвана стимулировать должника к надлежащему исполнению своих обязательств под угрозой лишения имущества;

- гарантийная, позволяющая кредитору защитить нарушенный интерес в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником своего обязательства посредством денежной компенсации данного интереса.


Докладчики отметили, что в различных способах обеспечения вышеуказанные функции проявляют себя по-разному. В результате можно выделить следующие группы способов обеспечения:

1) способы обеспечения с ярко выраженной стимулирующей функцией. Например, неустойка в виде пени, взыскание которой за каждый день просрочки исполнения хорошо «подстегивает» должника;

2) способы обеспечения, выполняющие, в первую очередь, гарантийные функции. Речь идет, в частности, о залоге, поручительстве, гарантии, удержании. Эти способы создают для кредитора большую вероятность удовлетворения его требований за счет обособления определенного имущества в интересах кредитора или за счет возможности обращения взыскания на имущество третьих лиц. Стимулирующая функция у таких способов ограничена, так как они не влекут для должника дополнительных невыгодных последствий в случае неисполнения обязательства;

3) способы обеспечения, которым присущи и стимулирующая, и гарантийная функции, например, задаток. С одной стороны, должник заинтересован в том, чтобы денежная сумма, выдаваемая в обеспечение исполнения обязательства, была ему возвращена (стимулирующая функция), а с другой стороны – данная денежная сумма гарантирует кредитору надлежащее исполнение обязательства, поскольку, в случае неисполнения обязательства, он сможет обратить данную денежную сумму в свою пользу.

Также было отмечено, что действующее гражданское законодательство не содержит каких-либо ограничений в выборе способов обеспечения обязательств, поэтому стороны могут применять одновременно несколько обеспечительных мер. На практике, для максимального достижения и стимулирующего и гарантийного эффекта, зачастую прибегают к комбинации различных способов обеспечения исполнения обязательств.

Таким образом, докладчики пришли к выводу, что вышеуказанные функции, ввиду отсутствия легального определения способов обеспечения исполнения в законодательстве, позволяют отграничить таковые от иных правовых средств.

Кроме того, особенностью обеспечительных обязательств является присущее им свойство акцессорности. Данное свойство проявляется в том, что обеспечивающие обязательства являются дополнительными (акцессорными) по отношению к основному обязательству, призваны обеспечивать исполнение основного обязательства и зависимы от него.

Кружок Гражданское право, часть первая. Юрфак БГУ. 2017.Увеличить. Следствием акцессорного характера способов обеспечения исполнения обязательств являются:

1. недействительность основного обязательства влечет недействительность обеспечивающего его обязательства, если иное не установлено законодательством, что предусмотрено п. 3 ст. 310 ГК;

2. прекращение основного обязательства влечет прекращение акцессорного, поскольку прекращение основного обязательства ведет к утрате обеспечительного интереса (нельзя обеспечить то, чего нет);

3. недействительность соглашения об обеспечении исполнения обязательства не влечет недействительности этого обязательства (п. 2 ст. 310 ГК);

4. переход прав по основному обязательству влечет переход прав и по акцессорному, за исключением случаев, предусмотренных договором или законодательством. Данное положение вытекает из ст. 355 ГК, которая лишний раз подтверждает вывод о том, что акцессорное обязательство носит зависимый характер. Внешним связующим звеном является фигура кредитора: в основном и обеспечительном обязательствах всегда один кредитор;

5. с истечением срока исковой давности по требованию из основного обязательства истекает срок исковой давности и по акцессорным (дополнительным) требованиям (ст. 207 ГК).

Хотя большинству способов обеспечения исполнения обязательств присуще свойство акцессорности, есть и исключения. К неакцессорным способам обеспечения исполнения обязательств относится банковская гарантия, так как предусмотренное банковской гарантией обязательство не зависит от того основного обязательства, в обеспечение исполнения которого она выдана, даже если в гарантии содержится ссылка на это обязательство (ст. 167 Банковского кодекса).

Докладчиками также было замечено, что в последнее время в российской науке гражданского права появились исследования, позволяющие более глубоко взглянуть на свойство акцессорности обеспечительных обязательств. Например, Р. Бевзенко сформулировал следующие формы проявления акцессорности:

1) акцессорность возникновения (обеспечение не может возникнуть без возникновения долга);

2) акцессорность объема (обеспечение не может быть больше по объему, чем долг);

3) акцессорность следования (кредитор по обеспеченному долгу одновременно является держателем обеспечения);

4) акцессорность принудительной реализации (кредитор не может прибегнуть к обеспечению, если он не может прибегнуть к принудительному взысканию обеспеченного долга);

5) акцессорность прекращения (обеспечение прекращается при прекращении основного долга).

С таким подходом согласились участники дискуссии, так как он более глубоко отражает сущность акцессорности и прослеживает динамику развития акцессорного обязательства.

На изменения доктринальных подходов чутко реагирует и законодательство. Так, если отечественный законодатель очень жёстко подходит к вопросу зависимости обеспечительного обязательства от действительности и существования основного договорного обязательства, то ГК РФ содержит более гибкие формулировки. Так, согласно п. 4 ст. 329 ГК, прекращение основного обязательства влечет прекращение обеспечивающего его обязательства, если иное не предусмотрено законом или договором.

В завершение доклада был сделан вывод о том, что способы обеспечения исполнения обязательств играют крайне важную роль в современном гражданском обороте. Их роль заключается, прежде всего, в том, что они стимулируют должника к надлежащему исполнению обязательства, а также дают кредитору дополнительную гарантию осуществления его прав (например, права требовать возврата суммы кредита, права требовать возмещения убытков в связи с нарушением договора и др.).


Кружок Гражданское право, часть первая. Юрфак БГУ. 2017.Увеличить. Второй доклад на тему «Классификация способов обеспечения исполнения обязательств» представила аудитории Волосевич Полина.

В докладе отмечается, что перечень способов обеспечения исполнения обязательств, предусмотренный ст. 310 ГК, достаточно большой и не является исчерпывающим. Это предопределяет необходимость классификации способов обеспечения в целях сориентировать кредитора при определении оптимального способа или комбинации способов. Было предложено рассмотреть ключевые классификации способов обеспечения исполнения обязательства, позволяющих представить всю систему указанных способов.

1. Вещное и личное обеспечение.

Так, самым известным видом вещного обеспечения является залог, при помощи которого, например, если должник будет банкротом, кредитор сможет забрать стоимость заложенной ему вещи преимущественно перед другими кредиторами должника. Таким образом, один кредитор становится, «чуть более равным», чем другие кредиторы.

Поручительство и гарантия представляют собой виды личного обеспечения обязательств. На примере конкретизируется различие между указанными видами: если поручитель может ссылаться на некоторые обстоятельства отношений между должником и кредитором, которые позволяют должнику не платить (например, должник - заказчик строительства - может ссылаться на то, что кредитор-подрядчик плохо выполнил работу, и поручитель может ссылаться на эти же обстоятельства), то в гарантиях такого права нет.

2. В зависимости от того, названы ли конкретные меры, стимулирующие должника к надлежащему исполнению обязательства, способами обеспечения исполнения обязательства, они подразделяются на:

поименованные, т.е. предусмотренные в ГК и иных актах гражданского законодательства.

Несмотря на то, что неустойка и задаток являются поименованными способами, многие авторы оспаривают обоснованность их отнесения к способам обеспечения исполнения обязательства. Обоснование включения в поименованные обращает на себя внимание то, что последние реализуются («срабатывают») исключительно в случае нарушения договорного обязательства должником;

непоименованные, т.е. не предусмотренные действующим гражданским законодательством.

Ввиду отсутствия легального определения способа обеспечения исполнения обязательства, особый интерес представляет вторая группа способов. В специальной литературе к непоименованным (нетрадиционным) способам относят, в частности, безакцептное списание денежных средств, переход права собственности на приобретателя с момента расчета, товарную неустойку, субсидиарную ответственность, титульное обеспечение, уступку денежного требования (договор факторинга). Классическим титульным обеспечением в российском гражданском законодательстве, например, является удержание титула, обеспечительная купля-продажа (известная еще как договор РЕПО), выкупной лизинг. Об отнесении тех или иных способов обеспечения интереса кредитора в обязательстве к способам обеспечения исполнения в литературе имеет место дискуссия.

3. Текст ст. 310 ГК также позволяет провести классификацию всех способов обеспечения исполнения обязательства в зависимости от источника закрепления на:

закрепленные в ГК;

закрепленные в иных нормативных правовых актах;

закрепленные в договоре.

Таким образом, опыт применения ст. 310 ГК судами, а также предпринятые за последние два десятилетия попытки научного осмысления способов обеспечения обязательств как системы свидетельствует о том, что общих правил о способах обеспечения обязательств немного, что предопределяет необходимость выработки единого доктринального подхода, в том числе, к классификации таких способов.

После обсуждения представленных студентами докладов по теме участники кружка от общего анализа способов обеспечения исполнения обязательств перешли к частным вопросам. Внимание слушателей было обращено на проблему правомерности использования задатка как способа обеспечения предварительного договора. Студентам был предложен для анализа практический спор в рамках данной проблематики.


Модераторами дискуссии Юлией Тиунчик и Аленой Поторской студентам было предложено разделиться на 2 группы: одна группа отстаивала позицию правомерности включения условия о задатке в предварительный договор, вторая – невозможности обеспечения предварительного договора задатком.

По итогам обсуждения студенты пришли к следующим основным выводам.

Кружок Гражданское право, часть первая. Юрфак БГУ. 2017.Увеличить.Аргументы «ЗА» возможность использования задатка в предварительном договоре:

1) Использование задатка в качестве способа обеспечения исполнения предварительного договора прямо не запрещено гражданским законодательством. Обоснование допустимости такого использования возможно, исходя из принципа свободы договора (ст. 391 ГК) и наличия права применения в целях обеспечения исполнения обязательств способов, прямо не указанных в законодательстве, но предусмотренных договором (п. 1 ст. 310 ГК).

2) Использование задатка позволяет покрыть расходы, возникающие в случае незаключения основного договора.

3) Внесение задатка подтверждает серьёзность намерений сторон.

4) Судебной практикой подтверждено, что платежная функция задатка в предварительном договоре переносится на будущее время и относится к исполнению денежных обязательств по основному договору. Иные функции (доказательная, обеспечительная / компенсационная, штрафная) сохраняются в отношении обязательства из предварительного договора, из чего можно сделать вывод, что наличие соглашения о задатке в предварительном договоре является правомерным, и к такому задатку будут применяться нормы ст. 351 ГК, в том числе правила п. 2 ст. 352 ГК.

Кружок Гражданское право, часть первая. Юрфак БГУ. 2017.Увеличить. Аргументы «ПРОТИВ» основываются на правовой природе предварительного договора и функциях задатка.

Согласно п. 1 ст. 351 ГК Республики Беларусь задатком может являться только та денежная сумма, которая выдается при наличии одновременно трех условий:

1) в счет причитающихся по договору платежей (платежная функция);

2) в доказательство заключения договора (доказательственная функция);

3) в обеспечение исполнения договора (обеспечительная функция).

Тогда как доказательная и обеспечительная функции задатка могут осуществляться и в отношении предварительного договора, платежная функция не может быть реализована, так как предполагает наличие денежного обязательства. Предварительный же договор никаких денежных обязательств не порождает. Обязанность производить платежи возникнет только после заключения основного договора.

Однако до настоящего момента норм, прямо регламентирующих применение задатка в предварительном договоре, белорусское законодательство не содержит. В ходе дискуссии участники пришли к выводу, что следует пойти по пути законодательной регламентации данного вопроса в целях устранения пробела, как это было сделано, в частности, в Российской Федерации. До 1 июня 2015 г. ГК РФ не содержал положений о возможности использования задатка в предварительном договоре, однако в 2015 году ст. 380 ГК была дополнена пунктом 4, согласно которому стороны могут обеспечить задатком исполнение обязательства по заключению основного договора на условиях, предусмотренных предварительным договором. Таким образом, российский законодатель прямо разрешил использовать задаток как способ обеспечения исполнения обязательства из предварительного договора.


Благодарим руководителей научного кружка, а также докладчиков, модераторов и всех участников за активность и проявленный интерес!

Ждем всех желающих на следующих заседаниях нашего научного сообщества.


Отчет подготовили - У.Круголь, А.Синельникова, П.Волосевич, Ю.Тиунчик, А.Поторская.
Фото – Е.А.Салей
Обработка – О.Н. Знак