13 февраля 2018 года – отчет о заседании научного кружка по гражданскому праву, части первой («Токен как ключевой элемент цифровой экономики»).

13 февраля 2018 года состоялось заседание студенческого научного кружка по гражданскому праву, части первой в формате круглого стола под руководством кандидата юридических наук, доцента Салей Елены Анатольевны.

 

На заседании выступили юристы юридической фирмы Borovtsov & Salei  Илья Салей, Николай Артемьев и Саман Негареш, входящие в Экспертный совет, созданный при первой блокчейн ассоциации Беларуси – Ассоциации «Технологии Распределенных Реестров», в который также входят представители государственных органов, бизнеса и юридического сообщества.

Тема заседания: «Токен как ключевой элемент цифровой экономики».

Прежде всего, выступающие отметили, что на внедрение новых технологий в экономическую деятельность существенное влияние оказывает право. Отсутствие понимания и должного правового регулирования использования современных технологий делает невозможным реализацию их практической составляющей. Поэтому в рамках круглого стола было предложено определить, что такое токен, и проанализировать его правовую природу.

Согласно технической составляющей токен (англ. token – знак, жетон, символ) представляет собой запись в распределенном реестре данных (блокчейне), посредством которой происходит учет информации с применением криптографических алгоритмов, обеспечивающих безопасность системы. Данной записью может учитываться фактически любая информация.

Для объяснения сущности токена и блокчейна была представлена весьма иллюстративная история про трех друзей-школьников.

Юристы обратили внимание на то, что в литературе встречаются различные классификации токенов. Наиболее удачной с точки зрения прикладной значимости представляется классификация на встроенные токены и токены, обеспеченные обязательством.

Встроенные токены (также принято называть криптовалютой) – это записи о цифровом активе. Они составляют часть ядра блокчейн-системы и полезны внутри этой системы. Встроенные токены не обеспечиваются иными ресурсами и не предоставляют обладателям каких-либо обязательственных прав. Нельзя смешивать понятия «токен» и «криптовалюта». Дело в том, что технически любая криптовалюта – это токен, но не любой токен – это криптовалюта.

 

Токены, обеспеченные обязательством - токены, эмитент которых установил базовый актив в виде договорного обязательства или имущественного права. К наиболее распространенному типу таких токенов относятся:

•          пользовательские токены. Имеют конкретное назначение. К примеру, право воспользоваться программным обеспечением. Чаще всего такие токены можно встретить в процессе ICO, когда эмитент выпускает их для использования в разрабатываемом проекте или платформе;

•          токены-акции. Предоставляют владельцу долю в компании с соответствующими корпоративными правами или без них. В некоторых странах (например, в США) признается как бездокументарная ценная бумага;

•          токены-сертификаты. Удостоверяют право на материальное имущество;

•          кредитные токены. Удостоверяют выданный заем, благодаря чему владелец токена имеет право требовать возврата займа в будущем;

•          лицензионные токены. Предоставляют владельцу право на получение дохода от использования продукта, программного обеспечения.

Именно множественность форм токена усложняет возможность определить его правовую природу и место среди объектов гражданских прав.

 

Токен – объект гражданского права

Дискретность в токене проявляется в способе взаимодействия с субъектами (цифровая среда), в универсальности (можно зафиксировать практически любую информацию), в безопасности (защищается при помощи криптографических алгоритмов).

Полезность токена довольна обширна. Она распространяется на процессы от простой фиксации какого-либо права (право пользоваться приложением, фиксировать скидки и т.д.) до построения децентрализованной бизнес-модели на основе токена. В такой бизнес-модели каждый обладатель токена вносит свой вклад в развитие проекта.

Указанные характеристики в совокупности позволяют сделать вывод, что токен относится к объектам гражданских прав.

 

Опираясь на легальную классификацию объектов гражданских прав (статья 128 ГК), ученые и специалисты высказывают различные мнения о месте токена в их системе.

На взгляд юристов Borovtsov & Salei, квалификация токена как результат интеллектуальной деятельности наиболее спорна, поскольку не отображает его практической сути.

Во-первых, токен не является результатом творческой деятельности. Один из признаков объекта интеллектуальной собственности – его создание с помощью творческих способностей человека. Сам по себе токен не создается с использованием таких способностей. Они реализуются при создании протокола или кода, на котором работает токен. Сами же токены генерирует «машина». Так что в указанном контексте к объекту интеллектуальной собственности можно отнести только протокол или код, но никак не сам токен.

Во-вторых, с формальной точки зрения законодатель в ст. 980 ГК определяет исчерпывающий перечень объектов права интеллектуальной собственности. Нет оснований для его расширительного толкования и, соответственно, квалификации токена в качестве такого объекта.

 

Токены нельзя приравнивать к безналичным или электронным деньгам, функционально они могут иметь разную направленность, в том числе быть средством платежа (например, если говорить о токене-криптовалюте). Но это не единственная и не основная его функция. Наиболее близка по своей природе к деньгам криптовалюта. Однако и она в соответствии с законодательством не может рассматриваться в качестве денег.

Рассмотрение токена в качестве ценной бумаги действительно имеет место, когда говорят о токенах с признаками ценной бумаги (кредитные токены, токены-акции). Однако ценными признаются лишь бумаги, легализованные в таком качестве в законодательстве. Статья 143 ГК определяет ценную бумагу как документ либо совокупность записей, удостоверяющих имущественные и неимущественные права. При этом, согласно ГК, Закону «О рынке ценных бумаг», иному специальному законодательству требуется соблюдение установленной формы и (или) наличие обязательных реквизитов. В противном случае ценная бумага будет ничтожной. Поэтому токены, даже при наличии признаков ценной бумаги с учетом действующего законодательства ценными бумагами признаваться не могут.

Статья 128 ГК содержит формулировку «и иное имущество». Она допускает возможность регулирования непоименованных в этой норме объектов (например, предприятия как имущественного комплекса). В связи с этим, вероятно, токен следовало бы отнести именно к так называемому иному имуществу. Однако из анализа сущности токена можно сделать вывод, что само по себе обладание токеном какой-либо пользы не несет.

 

 Использование токена всегда проявляется через право требования у иного лица. Это значит, регулирование происходит обязательственным, а не вещным правом, где действует другой режим, не отражающий сути и практической составляющей токена.

Соответственно, наиболее обоснованным, с точки зрения экспертов будет относить токен к имущественным правам.

Имея форму записей в реестре блоков транзакций, токен дает его владельцу право требовать, как правило, от эмитента этого токена или иного определенного лица получить услугу, скидку, право на использование программы и т.п., а соответственно, в таком контексте токен весьма близок к его пониманию как имущественного права.

По пути определения токена как имущественного права пошел и Декрет Президента Республики Беларусь от 21 декабря 2017 г. № 8 «О развитии цифровой экономики». В п. 12 Приложения № 1 к Декрету № 8 токен определен как запись в реестре блоков транзакций (блокчейне), иной распределенной информационной системе, которая удостоверяет наличие у владельца токена прав на объекты гражданских прав и (или) является криптовалютой. При этом для целей налогообложения отчуждение токенов, в том числе путем их обмена на иные токены, рассматривается как реализация имущественных прав. 

 

 Таким образом, в рамках круглого стола были сделаны следующие выводы.

1. Декрет использует понятие «токен» как базовое понятие и от него определяет криптовалюту.

2. Криптовалюта определяется как универсальное средство обмена, при этом разъяснение последнего не приводится. В данной ситуации имеется в виду средство обмена на иную валюту и токены.

3. Токен и криптовалюта не являются законным средством платежа.

4. Токен из определения в Декрете должен обладать признаком, связанным с технологией блокчейн, что не соответствует принципу технологической нейтральности (технология, лежащая в основе того или иного правового явления не должна влечь изменения его правового режима).

5. Токен – это имущественное право. Такая трактовка не исключает вероятности трансформации его отдельных видов в токен как ценную бумагу. Как вариант, возможна легализация отдельных видов токенов (криптовалюта, securities-токены) в качестве ценных бумаг, что однако требует серьезного пересмотра законодательства о ценных бумагах.

 

Выступающие поделились подготовленной ими презентацией, отражающей ключевые моменты дискуссии, а также своими впечатлениями об общении со студентами:


 Николай Артемьев:

«Был очень рад поучаствовать в такого рода мероприятии на родном юрфаке.

Основная дискуссия развернулась вокруг обсуждения правовой природы токена и криптовалюты, их использованию в гражданском обороте, а также некоторых аспектов выпуска токенов через ICO.

Конечно, легализуя ряд новых явлений (токен, криптовалюта, смарт-контракты и т.д.) и создавая предпосылки для цифровой экономики, Декрет носит прогрессивный характер. При этом, с точки зрения юридической техники, считаем, документ не без изъянов.

Реализация Декрета, как базового документа для развитий цифровой экономики, во многом зависит от правоприменительной практики.

Очень отрадно, что студенты так или иначе интересуются этой темой и понимают проблематику».

 

Илья Салей:

«Эйфории от Декрета нет, неясно как он будет работать на практике, есть существенные риски для банковской системы.

Был рад пообщаться со студентами и приятно удивлен большому интересу к новым тенденциям в развитии права».

 

Саман Негареш:

«Декрет является важным и довольно смелым шагом на пути регулирования технологии блокчейн, токенов, криптовалюты. Однако имеет и свои недостатки, связанные с юридической техникой, неопределенность и нелогичность понятий, пробелами в регулировании (пример, токены-акции как ценные бумаги или как токены?) и т.п. Данные недостатки должны быть устранены с выходом новых актов законодательства.

Был рад встретиться с моими коллегами по университету и подискутировать в неформальной обстановке на такую актуальную тему».

 

Благодарим руководителей научного кружка, юристов юридической фирмы Borovtsov & Salei и всех участников за активность и проявленный интерес! На этот раз в круглом столе приняли участие более 50 преподавателей и студентов, чему мы очень рады:)

 

 Ждем всех желающих на следующих заседаниях нашего научного сообщества!

 

Отчет подготовила староста кружка А. Моргун
по материалам, предоставленным С. Негареш, Н. Артемьевым, И. Салеем.

Фото – Е.А. Салей, А. Моргун, а также с сайта Borovtsov & Salei
Обработка – О.Н. Знак