Законы не мешали бы каждому жить, как ему удобно,
если бы один не вредил другому (Демокрит)

18 октября 2018 года – Отчет о заседании на тему «Актуальные проблемы применения норм о субсидиарной ответственности»

11232 118 октября 2018 года состоялось заседание студенческого научного кружка по гражданскому праву, части первой под руководством кандидата юридических наук, доцента Салей Елены Анатольевны, кандидата юридических наук, доцента Ландо Дарьи Дмитриевны и старшего преподавателя Авдеевой Татьяны Владимировны.

11232 311232 3Модераторами очередного заседания выступили  старший преподаватель Авдеева Татьяна Владимировна и кандидат юридических наук, оцент Ландо Дарья Дмитриевна. Разобраться со столь сложной проблематикой и услышать из первых уст о подходах судей помогала адвокат Borovtsov&Salei Юлия Шуба. 

Тема:

«Актуальные проблемы применения норм о субсидиарной ответственности»

В рамках обсуждения выступлений докладчиков были затронуты наиболее дискуссионные вопросы, касающиеся толкования и применения действующего законодательства о субсидиарной ответственности.

1.Понятие субсидиарной ответственности. Правовая природа обязанности субсидиарного должника (докладчик – Владислав Дяков, студент 3 курса).

Первый блок в рамках названного вопроса был посвящен понятию субсидиарной ответственности.

Субсидиарная ответственность («субсидиарный» от лат. subsidium – помощь, поддержка) – один из видов гражданско-правовой ответственности.

В самом общем виде субсидиарная ответственность – это ответственность лица, наступающая дополнительно к ответственности основного должника. Иногда в определение включают условия наступления субсидиарной ответственности (см. п. 1 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 27 октября 2006 г. № 11 «О некоторых вопросах применения субсидиарной ответственности», далее – постановление Пленума ВХС № 11).

Действующее белорусское законодательство содержит общие нормы о субсидиарной ответственности (ст. 370 ГК), а также определяет отдельные случаи, называя круг лиц, на которых может быть возложена субсидиарная ответственность, основания и условия привлечения к ответственности, ее размер.

Например:

- субсидиарную ответственность несут участники (собственник имущества) некоторых организационно-правовых форм юридических лиц по обязательствам данных лиц (например, хозяйственного товарищества, ОДО, учреждения, казённого предприятия);

- ч. 2 п. 3 ст. 52 ГК устанавливает субсидиарную ответственность лиц, действия которых повлекли экономическую несостоятельность (банкротство) юридического лица;

- субсидиарную ответственность по обязательству должника несет поручитель, если законодательством или договором предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя (п. 1 ст. 343 ГК);

- родители, усыновители, попечители несут субсидиарную ответственность за вред, причинённый несовершеннолетними от 14 до 18 лет (п. 2 ст. 943 ГК).

Общее назначение рассматриваемого института – создание дополнительных гарантий реализации требований кредитора. Достигаются и более частные цели (например, стимулирование родителей несовершеннолетних детей к осуществлению надлежащего воспитания).

Субсидиарная ответственность может вытекать как из норм права, так и из соглашения сторон.

Главная проблема института субсидиарной ответственности в том, что ввиду многообразия и специфики существующих случаев субсидиарной ответственности общая теория субсидиарной ответственности разработана недостаточно, многие принципиальные вопросы не решены. Среди учёных нет единства даже по вопросу о том, можно ли считать субсидиарную ответственность «ответственностью» как таковой (при этом в постановлении Пленума ВХС № 11 субсидиарная ответственность все же определена как особый вид гражданско-правовой ответственности).

11232 4

В рамках второго блока были освещены подходы к пониманию правовой природы обязанности субсидиарного должника:

1) ответственность (Е. Е. Богданова, А. И. Масляев);

2) исполнение обязанности на основе закона или соглашения (К. Нам, Ю. В. Рыжков);

3) в некоторых случаях обязанность субсидиарного должника можно рассматривать как ответственность, а в некоторых как обязанность, не являющуюся ответственностью (Е. П. Прус).

Общепризнанно, что ответственность является следствием правонарушения, выражается в применении санкций, гарантируется силой государственного принуждения.

Но в большинстве случаев обязанность субсидиарного должника (например, ответственность поручителя, ответственность участника ОДО по обязательствам ОДО, ответственность нового товарища по ранее возникшим обязательствам товарищества) не обусловлена какими-либо упущениями со стороны должника, соответственно, «ответственностью» в вышеуказанном смысле не является.

В некоторых же случаях упущения имеются, но они не носят характер гражданского правонарушения. Например, ответственность родителей за вред, причинённый несовершеннолетними от 14 до 18 лет (ст. 943 ГК) есть следствие ненадлежащего воспитания и надзора за детьми.

В то же время есть основания усматривать противоправность в действиях лиц, которые вызвали банкротство юридического лица (ч. 2 п. 3 ст. 52 ГК).

Именно поэтому в литературе высказывается предложение считать «субсидиарной ответственностью» лишь те отношения, в которых субсидиарный должник совершает противоправные действия, в остальных случаях речь идет не об ответственности, а о «субсидиарных обязательствах» (О. В. Гутников).

Докладчик обратил особое внимание на то, что связь между неблагоприятными последствиями, возникшими у кредитора (потерпевшего), и действиями субсидиарного должника всегда опосредована действиями основного должника.

 

Следующее условие наступления гражданско-правовой ответственности, на которое было обращено особое внимание, – вина правонарушителя.

Применительно к субсидиарной ответственности важно понимать, что виновность основного должника и виновность субсидиарного должника (если о виновности последнего в конкретном случае можно вести речь) имеют различные формы проявления (несовершеннолетний виновен в совершении деликта, родители виновны в ненадлежащем воспитании; юридическое лицо-банкрот виновно в нарушении обязательств перед контрагентами, руководитель юридического лица виновен в отсутствии надлежащего контроля за исполнением обязательств).

Таким образом, если рассматривать субсидиарную ответственность с точки зрения условий наступления ответственности – противоправности и виновности, то противоправность и виновность основного и субсидиарного должников выражаются в различных обстоятельствах и фактах.

Итак, существующие случаи субсидиарной ответственности можно разделить на три большие группы:

1) в действиях субсидиарного должника отсутствуют какие-либо упущения, он исполняет обязанность, принятую на себя в силу договора или возложенную на него в силу закона;

2) субсидиарный должник допустил определенное упущение (не обязательно гражданское правонарушение), что дает основание рассматривать исполнение им обязанности за основного должника в качестве ответственности;

3) упущения как таковые отсутствуют, но усматривается целесообразность и справедливость возложения ответственности на субсидиарного должника в силу различных причин (например, казенное предприятие не может быть признано банкротом, поэтому субсидиарную ответственность несет собственник имущества; имущество учреждения является необходимым условием функционирования учреждения, поэтому субсидиарная ответственность возлагается на собственника имущества учреждения при недостаточности у учреждения денежных средств).

11232 5

Наличие субсидиарного должника значительно осложняет анализ возникающих между кредитором, основным должником и субсидиарным должником правоотношений.

В литературе высказывается 2 подхода к правовой связи кредитора, основного должника и субсидиарного должника.

А) Между кредитором, основным должником и субсидиарным должником имеется единое обязательство.

В рамках данного подхода субсидиарная ответственность – особая разновидность обязательств с множественностью лиц на стороне должника (наряду с долевыми и солидарными обязательствами). Также встречается понятие «соучастие», объединяющее солидарные, долевые и субсидиарные обязательства.

Б) Субсидиарное обязательство – особый вид обязательства, которое существует дополнительно к основному, но не совпадает с ним.

При этом субъекты являются сторонами двух различных, но взаимосвязанных обязательств: основного, например, кредитного договора, и дополнительного, например, договора поручительства. При этом субсидиарный должник не выступает наравне с основным. В качестве аргумента сторонники данного подхода приводят тот факт, что обязательство субсидиарного должника возникает позже обязательства основного должника либо вообще не возникает в случае надлежащего исполнения обязательства основным должником.

Считаем, что субсидиарный должник действительно не принимает участия в возникновении обязательства между основным должником и кредитором. Но затем, в силу законодательства или договора, он встраивается в существующее обязательство. Это объясняет, почему требование, предъявляемое к субсидиарному должнику, предопределено отношениями, существующими между основным должником и кредитором (объем обязательства, основание и условия ответственности основного должника), почему исполнение обязанности субсидиарным должником прекращает обязанность основного должника.

 

Проанализирован порядок привлечения к субсидиарной ответственности (ст. 370 ГК).

1) Необходимо предъявить требование об исполнении обязательства к основному должнику. Оно может быть заявлено в судебном или внесудебном порядке. Обязательный судебный порядок может следовать из соглашения или из закона. Так, исходя из п. 4 постановления Пленума ВХС № 11, требование к учреждению предъявляется в судебном порядке, т. к. отсутствие денежных средств констатируется в судебном решении.

2) Необходимо получить отказ основного должника от удовлетворения требования либо не получить от него ответ в разумный срок (т.е. дождаться истечения разумного срока на рассмотрение требования).

В соответствии с ч. 2 п. 5 постановления Пленума ВХС № 11 форма отказа основного должника удовлетворить требование кредитора не имеет существенного значения.

После соблюдения вышеуказанных правил кредитор вправе обратиться с требованиями к субсидиарному должнику.

Важно подчеркнуть, что наличие денежных средств, иного имущества у основного должника не является, по общему правилу, препятствием для предъявления требования к субсидиарному должнику. Исключения из данного общего правила предусмотрены в ч. 2 п. 3 ст. 52, п. 5 ст. 115, п. 2 ст. 943, п. 2 ст. 120 ГК.

Для сведения: в проекте изменений в ГК предлагается дополнить статью 370 пунктом следующего содержания: «Правила настоящей статьи применяются, если настоящим Кодексом или иными законодательными актами не установлен другой порядок привлечения к субсидиарной ответственности».

Вместе с тем ст. 370 ГК указывает на обстоятельства, которые исключают возможность обращения требования к субсидиарному должнику:

- требование может быть удовлетворено путем зачета встречного требования к основному должнику;

- требование может быть удовлетворено путем бесспорного взыскания средств с основного должника.

По мнению докладчика, законодатель предусмотрел эти обстоятельства для более полного использования кредитором возможности удовлетворения требования за счет основного должника без усложнения уже существующих отношений привлечением к ответственности субсидиарного должника.

Связь основного обязательства кредитора и должника с обязательством субсидиарного должника проявляется в том, что субсидиарный должник отвечает в соответствии с теми же правилами, что и основной должник. Поэтому он может выдвигать против требований кредиторов все те возражения, на которые вправе ссылаться основной должник (отсутствие вины как условия ответственности, пропуск срока исковой давности и т.п.), причем, поручитель не теряет права на эти возражения даже в том случае, если должник от них отказался или признал свой долг (п. 1 ст. 344 ГК). Субсидиарный должник при предъявлении к нему требования обязан привлечь основного к участию деле. Если основной должник не будет привлечен в процесс субсидиарным, то он будет иметь право выдвинуть против регрессного требования субсидиарного возражения, которые могли быть использованы против кредитора основным должником (ст. 346 ГК).

В завершение своего выступления Владислав обратил внимание на объем субсидиарной ответственности.

В постановления Пленума ВХС № 11 подчеркивается, что субсидиарная ответственность может быть полной (напр., ответственность полного товарищества, собственника имущества учреждения) и ограниченной (напр., ответственность членов производственного кооператив,). По общему правилу, субсидиарный должник несет полную ответственность, если актами законодательства или условиями обязательства не установлен ограниченный размер субсидиарной ответственности.

Минимальный объем субсидиарной ответственности может быть установлен императивной нормой (субсидиарная ответственность участников ОДО).

Однако во всех случаях объём ответственности субсидиарного должника не может превышать объёма обязательства основного должника.

11232 62. Субсидиарная ответственность учредителей, участников (собственника имущества) юридического лица по обязательствам юридического лица (на примере конкретных организационно-правовых форм юридических лиц), докладчики – Александра Ляшук, Лия Крайник, студентки 3 курса.

В первой части своего доклада Александра и Лия отметили, что субсидиарная ответственность учредителей (участников) юридического лица по обязательствам юридического лица является исключением из общего правила о разграничении ответственности юридического лица и его учредителей (участников) (ч. 1 п. 3 ст. 52 ГК). Однако, ряд организационно-правовых форм юридических лиц предусматривают субсидиарную ответственность учредителей (участников) по обязательствам юридического лица.

Субсидиарная ответственность учредителей (участников) юридических лиц устанавливается в целях:

- усиления ответственности учредителей, если они имеют непосредственное влияние на деятельность юридического лица (хозяйственные товарищества, производственные кооперативы, учреждения, казенные предприятия);

- сохранения деятельности юридического лица, в отношении которого невозможно банкротство (казенные предприятия);

- сохранения имущества созданного юридического лица (учреждения);

- создания организационно-правовых форм юридических лиц, наиболее привлекательных на рынке для кредиторов (ОДО);

- стимулирования надлежащего исполнения учредителями (участниками) юридического лица своих обязанностей по управлению юридическим лицом и осуществлению контроля за его деятельностью (ч. 2 п. 3 ст. 52 ГК).

 

11232 7

Вторая часть доклада была посвящена субсидиарной ответственности учредителей, участников (собственника имущества) юридических лиц конкретных организационно-правовых форм по обязательствам данных юридических лиц. 

1) ответственность участников ОДО по долгам ОДО (п. 1 ст. 94 ГК).

Ответственность участников ОДО – субсидиарная солидарная ограниченная. Впоследствии между участниками ответственность распределяется пропорционально размерам их вкладов в уставном фонде, если иной порядок распределения не установлен уставом (п. 10 постановления Пленума ВХС № 11).

Минимальный размер субсидиарной ответственности – 50 базовых величин.

Уменьшение размера субсидиарной ответственности возможно после уведомления кредиторов, которые вправе потребовать досрочного прекращения или исполнения соответствующих обязательств общества и возмещения им убытков (данная гарантия прав кредиторов предусмотрена ст. 95 ГК).

Реализация субсидиарной ответственности участников ОДО не требует доказывания причинной связи между действиями участников и задолженностью перед кредиторами, а также вины участников.

 

Порядок привлечения к ответственности – общий (ст. 370 ГК).

Если в отношении ОДО вынесено судебное решение, которое не исполняется, то нет надобности предъявлять требование к ОДО.

Источник информации о составе участников, размере субсидиарной ответственности – Единый государственный регистр юридических лиц и индивидуальных предпринимателей Республики Беларусь (ЕГР), устав. Если адреса участников неизвестны – требование к ним можно направлять на адрес основного должника. При подаче искового заявления можно заявить ходатайство об истребовании судом из ЕГР сведений об адресах участников ОДО и (или) копии устава ОДО (для уточнения размера субсидиарной ответственности).

К исковому заявлению необходимо приложить доказательства, в частности:

- наличия задолженности ОДО перед кредитором (например, копию договора, копию неоплаченного акта об оказанных услугах, возвращенное банком без оплаты платежное требование, предъявленное к счету ОДО);

- направления требования об уплате суммы долга к ОДО на основании п. 1 ст. 370 ГК и получения этого требования ОДО почтовое уведомление о вручении. Данное доказательство не требуется, если требование кредитора к ОДО рассматривалось в судебном порядке. В последнем случае прилагаются судебное постановление и акт о невозможности исполнения исполнительного документа;

- направления требования участникам ОДО об уплате суммы долга на основании ч. 2 п. 1 ст. 370 ГК и получения ими этого требования (в случае получения) почтовое уведомление о вручении.

Следует обратить внимание на существующую проблему «исчерпаемости» субсидиарной ответственности участников ОДО.

Из п. 10 постановления Пленума ВХС № 11 следует, что субсидиарная ответственность участников носит накопительный характер и имеет лимит: в указанных пределах допускается неоднократное привлечение участника ОДО к субсидиарной ответственности. Вместе с тем общий объем субсидиарной ответственности участника, в том числе и по результатам неоднократного привлечения его к субсидиарной ответственности, не может превышать предела, определенного учредительными документами общества.

Итак, в том случае, когда лимит субсидиарной ответственности исчерпан, ОДО, по сути, превращается в ООО, что представляет проблему, требующую решения.

В литературе предлагаются различные способы решения данной проблемы: фиксация информации о привлечении участников к субсидиарной ответственности в ЕГР с целью отследить момент ее исчерпания для последующей ликвидации и реорганизации юридического лица; высказывается мнение о том, что участники должны нести субсидиарную ответственность в объявленном размере по каждому обязательству; предлагается привлекать участников ОДО к ответственности  только при недостаточности имущества ОДО, т.е. в рамках ликвидационной процедуры при банкротстве.

Докладчики выразили мнение, о том, что минимальный размер субсидиарной ответственности участников ОДО следует увеличить, поскольку существующий минимальный размер субсидиарной ответственности не выполняет функции создания дополнительной гарантии интересов кредиторов.

 

Еще одна озвученная проблема, которая вызывает споры у теоретиков и практиков и требует однозначного решения – это проблема определения момента, с которого к бывшему участнику ОДО невозможно предъявить требование о привлечении его к субсидиарной ответственности.

С одной стороны, в силу п. 3 ст. 48 ГК изменения учредительных документов приобретают юридическую силу для третьих лиц с момента регистрации этих изменений. То есть во внутренних отношениях могут произойти изменения до регистрации, но не во внешних.

С другой стороны, согласно ч. 5 ст. 101, ч. 2 и ч. 3 ст. 103 Закона Республики Беларусь «О хозяйственных обществах» от 9 декабря 1992 г. (в новой редакции от 10 января 2006 г. с изменениями от 17 июля 2017 г.), а также п. 10 постановления Пленума ВХС № 11 и п. 32 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 31 октября 2011 г. № 20 «О некоторых вопросах рассмотрения дел с участием коммерческих организаций и их учредителей (участников)»:

- приобретатель доли (части доли) в уставном фонде ОДО осуществляет права и несет обязанности участника с момента уведомления этого общества об указанном отчуждении;

- моментом выхода участника из ОДО является дата подачи (поступления) в общество заявления о его выходе либо иная указанная им в заявлении дата выхода, но не ранее даты подачи (поступления) заявления;

- моментом исключения участника из ОДО является дата вступления в законную силу решения суда о его исключении.

Полагаем, что из вышеуказанных постановлений Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь следует, что утрата статуса участника (а значит, и утрата обязанности нести субсидиарную ответственность по обязательствам юридического лица) не связана с государственной регистрацией изменений, вносимых в устав ОДО.

Ликвидация ОДО делает невозможным привлечение участников ликвидированного ОДО к субсидиарной ответственности, поскольку при отсутствии основного должника исключается ответственность субсидиарного должника. При этом бывший участник ОДО может быть привлечен к субсидиарной ответственности и после прекращения ОДО по основаниям, предусмотренным ч. 2 п. 3 ст. 52 К, п. 25 Положения о ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования, утвержденного Декретом Президента Республики Беларусь от 16 января 2009 г. № 1.

2) Субсидиарная ответственность членов производственного кооператива по его обязательствам наступает в равных долях, если иное не определено в уставе, в пределах, установленных уставом, но не меньше величины полученного годового дохода в производственном кооперативе (п. 1 ст. 107 ГК).

По мнению докладчиков, такое определение размера и характера ответственности участников производственного кооператива в ст. 107 ГК может вызвать вопросы на практике. А именно, не ясно, что понимается под «величиной годового дохода» доход, полученный членами кооператива, или доход самого кооператива?

Сделан вывод о том, что логичнее было бы установить субсидиарную ответственность каждого члена кооператива в объеме дохода, полученного им в кооперативе за прошлый год или установить долевую (равную, по общему правилу) ответственность всех членов кооператива в объеме дохода кооператива за прошлый год. 

11232 8

3) Субсидиарная ответственность Республики Беларусь по обязательствам казенного предприятия при недостаточности его имущества (п. 5 ст. 115 ГК).

Субсидиарную ответственность по обязательствам казенного предприятия несет Республика Беларусь в лице распорядителя республиканских денежных средств.

Причины субсидиарной ответственности собственника казенного предприятия: имущество казенного предприятия принадлежит ему на праве оперативного управления, что предполагает осуществление собственником широких владельческих и контрольных функций в отношении казенного предприятия (собственник вправе изъять имущество, дает согласие на распоряжение имуществом, распределяет прибыль, дает задания); необходимость обеспечивать функционирование казенного предприятия, как правило, имеющего особое значение для экономики страны; невозможность признать казенное предприятие банкротом.

Однако возникает вопрос, почему субсидиарная ответственность собственника имущества казенного предприятия наступает только после выявления недостаточности имущества? Каким образом возможна распродажа имущества, имеющего особое государственное значение?

В связи с этим докладчиками было предложено закрепить в качестве дополнительного условия субсидиарной ответственности отсутствие необходимых денежных средств.

4) Субсидиарная ответственность собственника имущества учреждения по его обязательствам при недостаточности денежных средств, находящихся в распоряжении учреждения (п. 2 ст. 120 ГК, п. 13 постановления Пленума ВХС № 11).

Причиной субсидиарной ответственности собственника имущества учреждения являются широкие полномочия собственника, а также заинтересованность учредителя в сохранении имущества учреждения, без которого учреждение не может функционировать (музейный фонд музея, медицинское оборудования медицинского учреждения).

Взыскание может быть обращено только на денежные средства учреждения. Взыскание не может быть обращено на любое имущество, в том числе приобретенное на средства от осуществления учреждением разрешенной хозяйственной деятельности.

Собственник учреждения несет субсидиарную ответственность по всем обязательствам учреждения (как финансируемым им, так и не финансируемым).

Субсидиарные ответчики по искам к бюджетным учреждениям распорядители средств республиканского и местных бюджетов, выступающие от имени Республики Беларусь, административно-территориальных единиц (ст. 81 Бюджетного кодекса).

Отсутствие у учреждения необходимых денежных средств устанавливается судебным решением.

На практике возникает проблема взыскания с собственника имущества учреждения процентов по ст. 366 ГК, неустойки, когда неисполнение обязательства вызвано недостаточностью финансирования со стороны собственника (см. п. 7 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 21.01.2004 № 1 в ред. от 06.04.2005 «О некоторых вопросах применения норм Гражданского кодекса Республики Беларусь об ответственности за пользование чужими денежными средствами"). Дело в том, что учреждение отвечает за вину, а вина в случае отсутствия финансирования собственником не усматривается. Как следствие, освобождается от ответственности учреждение, а значит, и субсидиарной ответственности не наступает. Необходима корректировка законодательства: собственник отвечает, если отсутствие финансирования допущено по его вине.

5) Субсидиарная ответственность членов союза (ассоциации) по обязательствам ассоциации. Были проанализированы и дана оценка ч. 4 ст. 121 и п. 2, п. 3 ст. 123 ГК.

Члены ассоциации (союза) несут субсидиарную ответственность по ее обязательствам в размере и порядке, предусмотренным уставом ассоциации (союза). Законодатель не указывает ни максимального, ни минимального размера, что позволяет ее членам предусмотреть символический размер субсидиарной ответственности. Полагаем, едва ли правильно оставлять вопрос о субсидиарной ответственности полностью на усмотрение участников, учитывая, что субсидиарная ответственность является одним из конструктивных элементов характеристики конкретной организационно-правовой формы юридического лица. Следует согласиться с профессором Я. И. Функом в том, что субсидиарная ответственность участников в ассоциациях является излишней, особенно в свете того, что ассоциация является некоммерческой организацией и не может заниматься предпринимательской деятельностью непосредственно, а только посредством создания коммерческих организаций и участия в них.

В заключении докладчики отметили, что при реализации субсидиарной ответственности учредителей (участников), собственников имущества юридических лиц конкретных организационно-правовых форм возникает достаточно много проблем, которые, во многом, обусловлены несовершенством действующего законодательства.

11232 9

Выступление третьего докладчика Жибуртовича Евгения, студента 2 курса, было посвящено нормам о субсидиарной ответственности в законодательстве Республики Беларусь об экономической несостоятельности (банкротстве).

Евгений заметил, что возможность возложения субсидиарной ответственности на определенных лиц в процедуре банкротства традиционно признается дополнительной гарантией для кредиторов юридического лица.

Следует обратить внимание на то, что в силу п. 1 ст. 61 ГК казенные предприятия и все некоммерческие организации, за исключением потребительского кооператива либо благотворительного или иного фонда, не могут быть признаны экономически несостоятельными (банкротами), даже если они не в состоянии удовлетворить требования кредиторов.

Количество дел о привлечении к субсидиарной ответственности в процедуре банкротства с 2011 г. по 2017 г. возросло в 12 раз. В 2017 году было рассмотрено около 3000 тысяч дел о банкротстве.

Практики заявляют о том, что количество лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности в Республике Беларусь, в разы больше по сравнению с Российской Федерацией.

Обобщение практики по данной категории дел осуществлено на уровне постановления Президиума Верховного Суда Республики Беларусь от 27.04.2016 № 2 «О практике рассмотрения экономическими судами дел о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, признанного банкротом».

15 декабря 2017 года в Верховном Суде Республики Беларусь обсуждался вопрос о привлечения к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, признанного банкротом, в связи с принятием Декрета Президента Республики Беларусь № 7 «О развитии предпринимательства» от 23 ноября 2017 г. По итогам заседания было принято решение о необходимости внесения изменений в проект Закона Республики Беларусь «О несостоятельности и банкротстве». В сентябре 2018 года проведен круглый стол, посвященный проблематике субсидиарной ответственности.

 

11232 10

11232 11Перечислив основные нормативные правовые акты по заявленному вопросу (Гражданский кодекс, Декрет Президента Республики Беларусь от 23 ноября 2017 г. № 7 «О развитии предпринимательства», Закон Республики Беларусь «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» от 13 июля 2012 г., Закон Республики Беларусь «О хозяйственных обществах» от 09 декабря 1992 г. (в новой редакции от 10 января 2006 г. с изменениями от 17 июля 2017 г.), постановление Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 27 октября 2006 г. № 11 «О некоторых вопросах применения субсидиарной ответственности»), докладчик выделил 2 случая привлечения к субсидиарной ответственности в рамках процедуры банкротства:

  1. субсидиарная ответственность за доведение до банкротства;
  2. субсидиарная ответственность при неподаче должником заявления о собственном банкротстве в определенных случаях и в установленный срок.

Участники заседания сфокусировались на первом случае привлечения к субсидиарной ответственности.

Субсидиарная ответственность за доведение до банкротства

В соответствии с ч. 2 п. 3 ст. 52 ГК собственник имущества юридического лица, признанного экономически несостоятельным (банкротом), его учредители (участники) или иные лица, в том числе руководитель юридического лица, имеющие право давать обязательные для этого юридического лица указания либо возможность иным образом определять его действия, несут субсидиарную ответственность при недостаточности имущества юридического лица только в случае, когда экономическая несостоятельность (банкротство) юридического лица была вызвана виновными (умышленными) действиями таких лиц, если иное не установлено законодательными актами.

Появление указанной нормы в таком виде в июле 2018 г. было обусловлено принятием Декрета Президента Республики Беларусь № 7 «О развитии предпринимательства».

Применение норм о субсидиарной ответственности при экономической несостоятельности (банкротстве) вызывает сегодня ряд проблем, которые были обсуждены в рамках заседания кружка.

  1. Возможность «активного бездействия» выступать основанием привлечения к ответственности по ч. 2 п. 2 ст. 52 ГК.
  2.  Обоснованность поддерживаемого отдельными исследователями и практиками подхода, согласно которому Декрет № 7 исключает возможность привлечения к субсидиарной ответственности лиц, виновных в неподаче должником заявления о собственном банкротстве в определенных случаях и в установленный срок (как было отмечено выше, неподача заявления должника – это самостоятельное основание для привлечения к субсидиарной ответственности определенных в законе лиц).
  3. Субъектный состав привлекаемых к субсидиарной ответственности лиц. Обоснованность привлечения к ответственности «бывших», «номиналов» (особенно в контексте «бездействия» как основания ответственности по ч. 2 п. 3 ст. 52 ГК), лиц, входящих в коллегиальные органы управления.

В целях оценки действий номинального руководителя членам кружка было предложено проанализировать материал, содержащийся в статье судьи экономического суда г. Минска С.И. Марчук «Недостаточность доказательств о совершении виновного (умышленного) действия учредителем / руководителем унитарного предприятия послужила основанием для отмены решения суда первой инстанции о привлечении к субсидиарной ответственности».

  1.  Особенности понимания вины (умысла) при применении норм об экономической несостоятельности (банкротстве), соотношение умысла и оправданного риска.
  2.  Оптимальность сроков привлечения к субсидиарной ответственности.
  3.  Характер субсидиарной ответственности, целесообразность установления права суда определять конкретный размер ответственности (ее долю) каждого лица, признанного виновным в допущении банкротства юридического лица, оценка степени участия в сумме задолженности.

 

11232 13

Таким образом, слушатели определились с базовыми положениями о субсидиарной ответственности за доведение до банкротства, познакомились с наиболее проблемными вопросами, возникающими сегодня при применении ч. 2 п. 3 ст. 52 ГК, высказали свое мнение относительно возможных путей их разрешения.

11232 14

В целом, заседание получилось весьма насыщенным содержательно.

В нем приняли участие 27 студентов, представлявших разные курсы, магистранты, преподаватели юридического факультета.

Наиболее спорные моменты обсуждались в рамках развернувшихся дискуссий, развитие которых модерировали руководители научного кружка, а также наш гость адвокат Юлия Шуба.

Надеемся, что для каждого, кто принял участие в работе нашего научного сообщества, было интересно и полезно обратить внимание на нюансы толкования и применения норм о субсидиарной ответственности.

 

Благодарим руководителей научного кружка, приглашенного эксперта, докладчиков и всех участников за проявленный интерес! 

Ждем всех желающих на следующих заседаниях нашего научного сообщества!

Над отчетом работали:
Т.В. Авдеева, Д.Д. Ландо, Е.А. Салей, а также староста кружка А. Моргун на основе материалов, предоставленных докладчиками.
Фото – Е.А. Салей, А. Моргун
Обработка –Л,В.Беляева

Тэлефоны:

209-55-82 (дэканат)

209-52-30 (прыёмная, факс)

 

Адрас:

220030,  г. Мінск, Ленінградская 8

E-mail:

dekanatlaw@bsu.by

law@bsu.by