«Сроки в гражданском праве: право и правоприменение» (заседание научного кружка по Гражданскому праву, части первой) - 16 декабря 2019 г. Отчет.

12759 116 декабря 2019 года
состоялся круглый стол, посвященный, казалось бы, очевидному, но такому все еще неоднозначному с точки зрения правоприменения вопросу, как сроки в гражданском праве.

Модераторами круглого стола выступили доцент Ландо Дарья Дмитриевна и доцент Салей Елена Анатольевна.

 

Делимся результатами и выводами, а также презентациями докладчиков.

12759 11. Срок действия доверенности: реальность и перспективы (докладчик – Дмитрий Носач, магистрант). Презентация

Правовое регулирование исчисления срока действия доверенности претерпевает постоянное изменение. Об этом, в частности, свидетельствует дополнение ст. 186 ГК пунктом 6, включение норм пункта 7 в Декрет Президента Республики Беларусь от 21 декабря 2017 г. № 8 «О развитии цифровой экономики».

Докладчиком определены проблемные вопросы исчисления срока действия доверенности (момент начала течения срока действия доверенности, истечения такого срока, допустимость сохранения отношений представительства в случае, если последний день срока действия доверенности приходится на нерабочий день).

В ходе выступления проанализировано три подхода к определению последнего дня действия доверенности.

Участники круглого стола с интересом изучили практику применения норм об исчислении сроков и пришли к единому выводу о том, что сама природа таких норм не предполагает вариаций их применения. Если практика правоприменения требует изменения подходов к исчислению сроков, это должно найти отражение в Гражданском кодексе Республики Беларусь (или иных законодательных актах с учетом иерархии нормативных правовых актов). В рамках дискуссии модераторы круглого стола обратили внимание участников на доктринальные подходы к определению последнего дня срока.

12759 12. Приостановление и перерыв течения срока исковой давности: практический аспект (докладчик – Александра Серикова, магистрант). Презентация.

Проблематике исковой давности посвящено значительное количество исследований. Вместе с тем, даже на уровне диссертационных исследований отмечается, что применение норм права о перерыве и приостановлении течения срока исковой давности вызывает трудности как у участников гражданского оборота, так и у правоприменителей.

Статьей 204 ГК предусмотрено, что течение срока исковой давности прерывается, в частности, совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. Указанная формулировка позволяет предположить, что термин «действия», используемый законодателем, предполагает активные и целенаправленные действия по признанию наличия долговых обязательств, что подтверждается абз. 2 п. 13 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 2 декабря 2005 г. № 29 «О некоторых вопросах, связанных с применением сроков исковой давности». Однако в ряде случаев судами признанием долга признавалось бездействие (в частности, несписание задолженности с бухгалтерского баланса).

Докладчик отметила, что следует не согласиться с таким подходом. Расширительное толкование ст. 204 ГК недопустимо: бездействие должника не прерывает давностный срок ни при каких условиях. Поэтому не доказывает признание долга неоспаривание платежного документа о безакцептном списании денежных средств (п. 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 г. № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности»), отсутствие реакции должника на претензию кредитора или ответа на полученный от кредитора акт сверки расчетов.

Участники круглого стола получили возможность познакомиться с практикой судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь и согласились с тем, что ведение организацией бухгалтерского учета является законодательно установленной обязанностью, никак не связано с отношениями между сторонами и само по себе не может влечь перерыв течения срока исковой давности. В противном случае, ежегодно отражая задолженность, организация считалась бы признавшей долг перед всеми кредиторами и было бы невозможно применить срок исковой давности. Докладчик подчеркнула, что признание долга должно быть совершено непосредственно перед кредитором.

В рамках дискуссии модераторы круглого стола отметили важность понимания волевого характера действий должника при признании им долга.

Поскольку срок исковой давности может прерываться и в результате предъявления иска в установленном порядке, заслуживающей обсуждения, с точки зрения докладчика, является ситуация, когда кредитор предъявляет иск к должнику в рамках уголовного процесса.

Согласно ст. 205 ГК если судом оставлен без рассмотрения иск, предъявленный в уголовном деле, начавшемся до предъявления иска, течение срока исковой давности приостанавливается до вступления в законную силу приговора, которым иск оставлен без рассмотрения. Оставление гражданского иска без рассмотрения при прекращении производства по уголовному делу возможно по основаниям, указанным в п. 3 - 9 ч. 1 ст. 29 и ст. 30 УПК (ст. 155 УПК). Проблема определения правовых последствий возникает при прекращении уголовного дела по п. 2. ст. 29 УПК. Докладчик пришел к выводу о том, что в случае прекращения уголовного дела на досудебной стадии в связи отсутствием в деянии состава преступления, срок исковой давности по предъявленному в рамках такого дела гражданскому иску должен приостанавливаться, поскольку право на защиту потерпевшего (истца) не может зависеть от того, по какому основанию и на какой стадии прекращается уголовное преследование.

Участники круглого стола обсудили изменение практики правоприменения в случае подачи надлежащим образом заявления о возбуждении приказного производства. В ноябре 2019 года Верховный Суд изменил указанную практику (подача заявления о возбуждении приказного производства прерывает течение срока исковой давности, только если спор рассмотрен по существу; в случае отказа в вынесении определения о судебном приказе применяются положения ст. 205 ГК, то есть начавшееся до подачи заявления о возбуждении приказного производства течение срока исковой давности продолжается в общем порядке).

12759 112759 13. Сроки в законодательстве о хозяйственных обществах: отдельные вопросы правоприменения (докладчик – Екатерина Жук, 4 курс). Презентация.

Законодательство Республики Беларусь довольно детально регламентирует деятельность хозяйственных обществ, однако на практике возникают вопросы, связанные с применением отдельных нормативных положений. Так, в связи со сложностью определения правовой природы сроков для обжалования решений наблюдательного совета хозяйственного общества, срока для перевода прав и обязанностей покупателя доли (акций) в уставном фонде хозяйственного общества при нарушении преимущественного права участника на покупку соответствующей доли (акций), а также срока для признания государственной регистрации субъекта хозяйствования недействительной, судебная практика по данным категориям дел разнится (как в рамках судебной системы Республики Беларусь, так и в сравнении с подходом арбитражных судов Российской Федерации). В зависимости от определения приведенных сроков, как пресекательных или специальных сроков исковой давности, к ним применяются либо не применяются общие положения гражданского законодательства об исковой давности (нормы о приостановлении, восстановлении, перерыве соответствующего срока).

Подход белорусского законодателя и судебной практики к определению правовой природы срока на обжалование решений наблюдательного совета однозначен: рассматриваемый срок является специальным сроком исковой давности. В то же время возникает вопрос по поводу «количественной составляющей» срока: следует применять норму об обжаловании решения общего собрания хозяйственного общества, а соответственно, и сроки, указанные в ней, по аналогии; или следует применять общий трехгодичный срок исковой давности в связи с отсутствием специальной нормы относительно срока на обжалование решения наблюдательного совета. В рамках дискуссии доказано, что с доктринальной точки зрения наиболее аргументированным является именно второй подход. Вместе с тем с точки зрения разумности и целесообразности следует ставить вопрос перед законодателем об устранении данного пробела законодательства и закреплении в Законе о хозяйственных обществах срока на обжалование решений наблюдательного совета хозяйственного общества по аналогии со сроком, установленным для обжалования решений общего собрания.

12759 1Применительно к сроку для перевода прав и обязанностей покупателя доли (акций) в уставном фонде хозяйственного общества при нарушении преимущественного права участника на покупку соответствующей доли (акций) белорусский законодатель также идет по пути определения данного срока как специального срока исковой давности. Однако в доктрине обосновывается подход, согласно которому данный срок следует рассматривать в качестве пресекательного (по данному пути ранее шла судебно-арбитражная практика Российской Федерации), который не подлежит восстановлению после его истечения. Точка зрения белорусского законодателя нашла наибольшую поддержку при обсуждении данного аспекта рассматриваемой темы.

Наиболее противоречивыми кажутся нормативные положения относительно срока для признания государственной регистрации хозяйственного общества недействительной. Так, в то время, как Декрет № 1 признает давностный характер рассматриваемого срока, формулировка постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 20 декабря 2018 года № 10, разъясняющего соответствующее положение Декрета № 1, противоречит его давностному характеру и свидетельствует о его пресекательном характере.

 

12759 1Благодарим руководителей научного сообщества, докладчиков и всех участников!

Ждем на следующих заседаниях!

 

Над отчетом работали:
Д.Д. Ландо, Е.А. Салей, А. Моргун на основе материалов, предоставленных докладчиками
Фото – Е.А. Салей, Т.В.Авдеева, А. Моргун
Обработка – Л.В. Беляева